Города художников

Автор  Среда, 23 Май 2018 20:50
Оценить статью
(0 оценок)

Где в России пока рады стрит-арту

Московская городская дума приняла закон, по которому нарисованные без согласования граффити должны будут удалять сами авторы. Кроме того, их обяжут в определенный срок восстановить раскрашенную поверхность до первоначального состояния. Пока столичные уличные художники думают, как существовать в новой реальности, в стране остаются относительно открытые для граффити города. В некоторых за развитие уличного искусства ратуют даже местные чиновники. Где в России рады стрит-арту?

Нейросети и принтер

Один из крупнейших просто в силу географии граффити-фестивалей в России Stenograffia проходит последовательно в девяти населенных пунктах. Среди них ямальское село Новый Порт, города Муравленко, Ханты-Мансийск и Оренбург. С конца мая по начало сентября организаторы собирают местных, столичных и зарубежных художников в разных точках.

Благодаря Stenograffia, например, в Ноябрьске появилась марка площадью 120 кв. м со стыковкой аппаратов «Союз» и «Аполлон» — она произошла в 1975 году, когда был основан город на Ямале. А в Екатеринбурге в прошлом году создали граффити для незрячих — контрастные рисунки и надписи шрифтом Брайля, посвященные томскому программисту Михаилу Пожидаеву, музыканту Рэю Чарльзу и спортсменке Марле Раньян. В этом году в городе, где фестиваль прошел впервые в 2010 году, опробуют еще одну технологию нанесения изображений на стены.

Фреску из римской Испании IV века сначала воссоздаст из найденных в 1968 году фрагментов нейросеть, созданная «Яндексом». После этого ее нанесет на фасад дома уличный настенный принтер, разработанный авторской командой фестиваля. Все работы будут проходить без творческого участия человека. Перед началом фестиваля, который должна открыть работа нейросети и принтера, технологию опробовали, создав на той же стене небольшой портрет Моны Лизы.

Принтер Юрия Таршецкого наносит на стену портрет Николы Теслы

Принтер Юрия Таршецкого наносит на стену портрет Николы Теслы. Фото: скриншот с видео/nstu.ru

На самом деле напечатанные настенным принтером граффити уже есть в Новосибирске. Изобретатель Юрий Таршецкий, собравший устройство из подручных материалов, нанес на стену в холле Новосибирского государственного технического университета портрет сербского ученого Николы Теслы.

Принтер способен создавать акриловыми красками изображение практически любого размера, загруженное в программу в формате jpeg. Устройство планируют использовать во время граффити-баттла: на двух стенах университета художник и машина будут одновременно создавать рисунки. Когда пройдет мероприятие в Новосибирске, пока неизвестно.

Тонны краски, скотч и термометр

Довольно неожиданный город для развития уличного искусства — Выкса, что в Нижегородской области. В городе с населением 53 тыс. человек последние семь лет проходит фестиваль «Арт-Овраг». За это время было создано около 80 работ, которые после проведения летних фестивалей остаются в городе.

В 2017 году на «Арт-Овраге» художники расписали стену Выксунского металлургического завода, создав, как утверждают организаторы фестиваля (Юлия Бычкова и Антон Кочуркин, которые больше 10 лет проводят фестиваль «Архстояние»), самые большие граффити в России площадью 10 тыс. кв. м. Подтверждением слов организаторов стал сертификат, который им вручили представители Книги рекордов России.

Роспись на стене Выксунского металлургического завода

Роспись на стене Выксунского металлургического завода. Фото: youtube.com

Приглашает городская администрация художников и вне фестиваля для росписи брандмауэров. «Сейчас в Выксе сложно найти место, которое не изменил бы «Арт-овраг»: оригинальные и полезные арт-объекты, граффити, раскрасившие стены домов, дворы многоэтажек, ставшие удобными для жителей «арт-дворами». Всего за несколько лет город металлургов стал магнитом для знаменитых художников, архитекторов и спортсменов», — говорил на прошлогоднем «Арт-Овраге» тогдашний губернатор Валерий Шанцев.

Еще один небольшой, но от этого не менее симпатичный фестиваль стрит-арта проходит в Перми. Художники и граффитисты работают с городскими бетонными заборами, составляя из них «Длинные истории» — так называется фестиваль. Обязательное условие — отреставрировать забор перед началом работы.

«Длинные истории» устраивали в 2011, 2012, 2017 годах, а сейчас появилась надежда, что проведут и этим летом. Как утверждают организаторы, в прошлом году авторы сами выбирали темы своих историй. В результате было благоустроено 15 заборов. Их не только раскрашивали. Один из участников изобразил на заборе розы с помощью разноцветного скотча.

Пожалуй, самый интересный арт-объект в регионах за последнее время, к созданию которого, правда, не имели никакого отношения художники, — огромный градусник на 120-метровой трубе котельной в Уфе.

Гигантский термометр заработал в Уфе

Гигантский термометр заработал в Уфе. Фото: youtube.com

Шкала, подсвеченная красным, показывает температуру воздуха от минус 30 до плюс 30 градусов по Цельсию. Ее видно с трех сторон. Также на трубе установили прожекторы, которые подсвечивают выходящий из нее дым. Проект финансировала компания «Уфимские инженерные сети», а реализовала компания «МТ Электро». По мнению сити-менеджера Уфы Ирека Ялалова, подсветка котельной разнообразила промышленный пейзаж города.

Вандалы и портреты

Визитной карточкой петербургского стрит-арта за последние четыре года стали черно-белые портреты известных личностей с короткими цитатами. Цой: «Я хотел бы остаться с тобой…», Шевчук: «Завтра всё будет иначе», Бодров: «В чем сила, брат?» — всего команда HoodGraff нарисовала около 50 портретов. О том, как строились отношения художников из Витебска с петербургскими властями, рассказывает идейный вдохновитель и продюсер HoodGraff Артем Бурж.

Портрет Сергея Бодрова в Санкт-Петербурге

Портрет Сергея Бодрова в Санкт-Петербурге. Фото: РИА Новости/Александр Демьянчук

— Мы пытались провести диалог с властями Петербурга и два года назад, и четыре года. Как-то поспособствовать развитию уличной культуры. После того как мы нарисовали портрет Виктора Цоя, на нас сразу вышел (губернатор Георгий) Полтавченко. Ему понравился Цой, и было обещано выделить 102 площадки, чтобы не бороться с художниками, а, наоборот, как сказал Цезарь, разделять и властвовать.

До этого мы работали абсолютно партизански. Меня забирали пару раз. Штраф выписывали, ну и ничего. За какие-то 5 тыс. рублей я буду волноваться, что ли? 

Я не говорю про мелкие истории, когда нас просят, когда благоустраивают какой-то парк, нарисовать что-нибудь тематичное этому району. Я отвечаю: «Ради бога, мы для города рисуем бесплатно, только то, что мы хотим и где мы хотим. Если хотите свободу творческую, это будет бесплатно». «Нет, там надо вот то и вот это», — говорят. Ну, тогда стандартный гонорар — от 150 тыс. до 250 тыс. рублей.

И как-то не получалось, не клеилось. И это всё настолько было типично, что мы думали, что в этом году мы смиримся и будем хулиганить, хотя старались показать, что необязательно устанавливать жесткие рамки и что не все художники — балбесы. И как-то на пике вот этой идеи о том, чтобы начать хулиганить, с нами связывается комитет по внешним связям Петербурга и предлагает встретиться. На десять лет совместной дружбы Хайфы и Петербурга они как-то хотели разбавить официоз уличным искусством. Я очень скептично к этому отнесся.

Художники из проекта HoodGraff приурочили работу к годовщине гибели Виктора Цоя

Художники из проекта HoodGraff приурочили работу к годовщине гибели Виктора Цоя. Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

И вышло так, что нам не поставили никаких рамок, просто сказали, что если уж 10 лет дружбы Петербурга и Хайфы, надо что-то питерское для них нарисовать.

Я тогда думал, ладно, я напишу проект и, если начнут очень серьезно редактировать, сразу откажусь. Пришел с идеей нарисовать Репина в Хайфе. Персонаж нигде не был в негативном контексте, ничего не ляпнул лишнего, да и в общем-то лицо Петербурга — Академия художеств имени Репина, и усадьба его, музей, пенаты. Нас поблагодарили за проект. Мы ждали месяц, и тут нам присылают билеты, брони гостиниц, контакты организаторов в Хайфе. В общем: «Дерзайте, ребята».

Мы слетали и всё нарисовали. Для нас это было спонтанно и странно. И не очень типично для властей, что дали такую волю фантазии и вроде как даже ничего не редактировали, ничего не старались убрать.

Когда мы там рисовали, я не хотел, чтобы выглядело так, как будто бы петербургская делегация приехала отдыхать. Поэтому я сказал им: «Ребята, закатываем рукава и приступаем». Мы прикрепили трафарет с цитатой к стене, и они заливали краской. Они были в восторге. По крайней мере, если это было показушно, у них это получилось.

Граффити с изображением актера Михаила Боярского на Крестовском острове работы художников арт-группы HoodGraff

Граффити с изображением актера Михаила Боярского на Крестовском острове работы художников арт-группы HoodGraff. Фото: ТАСС/Александр Демьянчук

Работы HoodGraff прославились на всю страну не только благодаря активности команды в соцсетях, но и благодаря вандалам, которые портят портреты. Серьезная известность впервые пришла к команде в феврале 2016 года, когда вандалы написали поверх портретов Альберта Эйнштейна, Сергея Бодрова и Виктора Цоя слово «Потрачено». Это отсылка к нелицензионному переводу компьютерной игры Grand Theft Auto. Там эта надпись означает смерть главного героя.

Последний раз вандалы портили работу HoodGraff в начале мая 2018-го: предположительно фанаты ФК ЦСКА превратили надпись на зенитовском шарфе Михаила Боярского в нецензурную. Комментарии журналистам по этому поводу давали не только художники, но и сам Боярский, отметивший, что если не трогать вандалов, «и пахнуть не будет».

Игнат Орбелиани. Города художников // Известия. URL: https://iz.ru/746532/ignat-orbeliani/goroda-khudozhnikov (дата обращения: 23.05.2018).

Просмотров: 119
Вверх