Закадровая политика

Автор  Суббота, 10 ноября 2018 00:30
Оценить статью
(0 оценок)

Эннио Морриконе сочинил музыку к 500 фильмам

Его музыка давно уже существует отдельно от фильмов, к которым она была написана, а общее количество проданных записей перевалило за 70 миллионов — редкое достижение даже для поп-певцов, не говоря уж о кинокомпозиторах. 10 ноября Эннио Морриконе исполняется 90 лет, но он по-прежнему полон сил — буквально за несколько дней до юбилея великий итальянец выступил в Москве с Чешским национальным симфоническим оркестром. Почему же без Морриконе трудно представить себе кинематограф ХХ столетия (да, собственно, и XXI тоже)?

Рекордсмен

Ему принадлежит, кажется, абсолютный рекорд, согласно авторитетному киносайту IMDb музыка Морриконе звучит в 522 фильмах и телесериалах (у его ровесника Джона Уильямса результат чуть больше 200). Притом что сам Морриконе честно признает, что лишь 5% его работы — это то, что он действительно считает серьезным. Остальные 95 — музыка для публики; впрочем, и здесь бывший участник авангардного коллектива Nuova Consonanza не упускает случая использовать техники, не очень привычные неподготовленному уху, от musique concrete и нойза до сериализма и додекафонии. Кино — ремесло; для души великий старик пишет иную музыку (которую издает за собственный счет; как говорит он сам, «это же никто не будет слушать).

Композитор Эннио Морриконе

Композитор Эннио Морриконе, лауреат 88-й ежегодной премии «Оскар» за лучшую музыку к фильму «Омерзительная восьмерка», позирует в пресс-зале Loews Hollywood Hotel 28 февраля 2016 года в Голливуде, штат Калифорния. Фото: Global Look Press/Dave Bedrosian/Geisler-Fotopress

Впрочем, именно «ремесленные» творения уже более полувека очаровывают и привлекают публику по всему миру — собственно, самые знаменитые из них давно отделились от кинематографического контекста. Дело, наверное, в том, что Морриконе почти всегда писал музыку до завершения съемок — и уже режиссерам приходилось подлаживаться под мелодику и тональность. «Когда Бетховен создавал свои симфонии, он не адаптировал их под конкретный зал. Если по каким-то причинам музыка не подходила, ее просто там не играли — я так же работаю с кино», — объяснял Морриконе.

К тому же практичный итальянец часто использовал темы по несколько раз: к примеру, знаменитая Chi Mai звучала и в эротической мелодраме «Маддалена» Ежи Кавалеровича, и, спустя десятилетие, в боевике «Профессионал» Жоржа Лотнера. Хотя в обоих лентах мелодия сопровождала не самые оптимистичные сцены, ее полюбили настолько, что в 1990-е она звучала едва ли не на каждой второй российской свадьбе в ответственный момент обмена кольцами.

Столь же иронично сложилась и судьба темы Ecstasy Of Gold из «Хорошего, плохого, злого» — под нее теперь выносят в финале чемпионата кубок УЕФА. Кстати, хотя к Морриконе и прилип еще в 1960-е ярлык «композитора для вестернов», сам он с этим категорически не согласен, всегда отмечая, что написал музыку лишь к трем десяткам фильмов «про ковбоев» — не так уж много, учитывая общий объем его сочинений.

Звук и образ

Знаменитый режиссер Джузеппе Торнаторе как-то заметил: «Морриконе — не великий кинокомпозитор. Он просто великий композитор». С этим, в конечном счете, трудно поспорить — в ХХ веке большинству серьезных сочинителей музыки, не желавших или не умевших добывать гранты на творчество, приходилось писать музыку для кинематографа; ничего умаляющего достоинства в этом нет. Причем так было не только в «мире чистогана и наживы»; Шнитке и Губайдулина в обществе победившего социализма выживали лишь благодаря большому экрану.

Впрочем, Морриконе никогда не считал работу в кино чем-то зазорным или унизительным: это работа, а к работе он привык с юности, когда играл на трубе в джаз-бандах на римских танцплощадках. «Я не хочу сказать, что моя киномузыка бессмысленна или банальна. Просто она сочиняется для простых надобностей: кино должно быть понятно аудитории, которая необязательно понимает сложную музыку», — говорил маэстро в интервью британской The Guardian.

Итальянский композитор Эннио Морриконе записывается с Чешским национальным симфоническим оркестром в Праге, 11 декабря 2010

Итальянский композитор Эннио Морриконе записывается с Чешским национальным симфоническим оркестром в Праге, 11 декабря 2010. Фото: Global Look Press/Michal Krumphanzl

Но музыку, которую он пишет строго для концертного исполнения, он сочиняет только для себя: «это высшие идеалы композиторского искусства», по его собственному определению. Искусством этим он владеет в полной мере — и в строго академической, старомодной манере, в отличие от многих других блестящих мелодистов прошлого столетия.

Вспоминается, как лет 20 назад популярный британский музыкальный журнал отправил брать интервью у Морриконе Пола Хартнолла из электронного дуэта Orbital (тоже отметившегося в мире саундтреков). «Всегда хотел представить, как вы работаете — просыпаетесь, пьете кофе, садитесь за рояль и творите», — начал завязывать беседу молодой лев синтезаторов и секвенсоров. На что старший коллега с явным негодованием ответил: «Я композитор, а это значит, что я беру бумагу и карандаш и пишу ноты — вы как-то иначе работаете?»

Пристыженный Хартнолл признался, что не знает нотной грамоты, и выслушал целую лекцию о пользе теоретических знаний в области композиции музыки.

Судьба трубача

Сам Морриконе этими познаниями обладает в полной мере: у него три диплома (композиция, аранжировка и труба) академии «Санта-Чечилия» — главного в Италии учебного заведения для музыкантов и композиторов. Первым же его учителем стал отец, профессионально занимавшийся музыкой, который познакомил маленького Эннио с нотацией и техникой игры на фортепиано. Уже в шестилетнем возрасте он начал писать музыку сам — чем и продолжает заниматься до сих пор.

Собственно, тривиальная фраза «Музыка стала его судьбой» в отношении Морриконе верна почти до неприличия — в скандалах замечен не был, живет по-прежнему в любимой Италии и не очень любит дальние перелеты («я, может быть, и соглашусь поехать в Америку с концертами — но только если они предложат очень много денег!»), с 1956 года женат на одной и той же женщине по имени Мария, с которой познакомился еще во время учебы в «Санта-Чечилии».

Эннио Морриконе дирижирует во время благотворительного концерта, организованного Папой Римским Франциском. Ватикан, 12 ноября 2016.

Эннио Морриконе дирижирует во время благотворительного концерта, организованного Папой Римским Франциском. Ватикан, 12 ноября 2016. Фото: Global Look Press/Evandro Inetti

Биографические статьи о нем по большей части состоят из перечисления режиссеров, с которыми ему довелось работать, — правда, список этот читается как справочник по истории кино ХХ столетия. Леоне, Дмитрык, Малик, Жоффе, Де Пальма, Левинсон, Полански, Дзеффирелли, Торнаторе, Тарантино — это, впрочем, еще не полный перечень тех, чьи фильмы были бы, наверно, совсем другими без музыки Морриконе.

Его темой из «Хорошего, плохого, злого» открывает свои концерты Metallica, его мелодии используют в собственных композициях такие разные поп-звезды, как The Orb и Брюс Спрингстин, и, что, наверно, еще более важно для Морриконе, как композитора, его сочинения исполняют признанные светила академической, «серьезной» музыки и некоммерческого джаза. Легенда авангарда, саксофонист Джон Зорн радикально переработал музыку Морриконе на своей пластинке The Big Gundown еще в 1980-е; совсем недавно альбом записал виолончелист Йо-Йо Ма.

И пусть это снова те самые «95 процентов» — что ж, гениям свойственно недооценивать свои достижения (и не только в культуре — Ньютон считал свои богословские работы куда более важными, чем закон всемирного тяготения). Впрочем, наверное, найдут своего слушателя и те труды, что он всю жизнь творил «для себя» (это, кстати, больше десятка полномасштабных произведений для оркестра), — всему свое время.

Владислав Крылов. Закадровая политика: Эннио Морриконе сочинил музыку к 500 фильмам // Известия. URL: https://iz.ru/810273/vladislav-krylov/zakadrovaia-politika-ennio-morrikone-sochinil-muzyku-k-500-filmam (дата обращения: 10.11.2018).

Вверх