Новый "Мир"

Автор  Среда, 07 ноября 2018 23:35
Оценить статью
(0 оценок)

Каким будет космическое будущее Китая

Китай намерен построить собственную многомодульную космическую станцию. До настоящего момента лишь одна страна в одиночку потянула создание многомодульной орбитальной станции — СССР. Лишь Советскому Союзу удалось создать на орбите Земли уникальный для своего времени «Мир» и поддерживать его работоспособность более пятнадцати лет. Последовавшая за ним Международная космическая станция стала итогом совместной работы сразу нескольких стран: США, России, Канады, Японии и Европейского космического агентства, куда входят основные европейские страны.

Проблема в цене проекта — самостоятельная поддержка станции обходится очень дорого. Основную нагрузку они сохраняют за собой, но необходимость поддержки американцы чувствуют уже сейчас. Большие многомодульные станции должны работать постоянно, их сложно законсервировать, а в процессе расконсервации следующим экипажем могут выявиться серьезные проблемы с электроникой.

И вот сейчас влезть на галеры создания многомодульной космической станции собирается Китай. Казалось бы, что хочет Поднебесная на орбите, зачем ей такой серьезный проект, потянуть который одной стране очень и очень затруднительно? Давайте попробуем разобраться.

Короткие штанишки китайского космоса

Китайская космонавтика серьезно начала развиваться лишь с середины 90-х годов прошлого века. Предыдущие тридцать лет в эту сферу Пекин вкладывался по остаточному принципу. Тем не менее уже тогда КНР показала и серьезное освоение полученного в годы сотрудничества советского наследия и способность к самостоятельному созданию ракет, космических аппаратов и наземной инфраструктуры.

Базовый двигатель РД-120

Базовый двигатель РД-120. Фото: НПО «Энергомаш»

В этот период китайцы запускали в космос по одной-две ракеты за год, не особенно удивляя мир новизной технологий. Однако с 1993 года руководство космической программой Китая вышло на новый уровень, ею начало заниматься Национальное управление по исследованию космического пространства Китая — специально созданный для этой цели орган. Именно с этого момента китайцев в отношении космоса словно подменили. Сначала они прошлись частым гребнем по всем «свободным» космическим технологиям, в частности на Украине, и, где официально, где не очень, выкупили практически все советские ноу-хау подчистую.

Часть специалистов с Украины пригласили в Поднебесную, где они помогли «довести до ума» выпадающие позиции. В частности, создать китайские двигатели YF-100, производство которых было развернуто на базе еще советских РД-120, разработанных НПО «Энергомаш» для второй ступени ракет «Зенит» и производившихся на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске (Южмаш). В настоящее время китайская доработанная версия двигателя используется на основной линейке ракет-носителей «Чанчжэн» — CZ-5, CZ-6, CZ-7.

Снимки серийных ракет «Чанчжэн» во время выставки пилотируемой космической программы Китая в Шанхае

Снимки серийных ракет «Чанчжэн» во время выставки пилотируемой космической программы Китая в Шанхае. Фото: Global Look Press/Pei Xin/Xinhua

Только двигателем китайцы не ограничились. Извечная восточная мудрость, что проще взять чужое хорошо сделанное, чем изобретать повозку заново, сработала и тут. Для достижения целей оказались хороши любые методы — китайцы не гнушались даже промышленным шпионажем. И до сих пор любое сотрудничество с Поднебесной в космической отрасли чревато быстрой утечкой всех мало-мальски современных технологий за кордон. С 2000-х годов в России не единожды возбуждались уголовные дела за шпионаж, а российских специалистов обвиняли в передаче космических технологий за рубеж.

Стоит отметить, что китайский метод оказался очень эффективным, и буквально за несколько лет специалисты из Поднебесной прошли путь, на который США и России понадобилось несколько десятилетий. Еще пару лет назад от экспертов по космонавтике можно было услышать, что Китай находится где-то в 70-х годах прошлого века, если сравнивать с СССР (запуск одномодульных станций и исследование возможностей пребывания и работы «тайкунавтов» в таких условиях), то запуск многомодульной станции — это практически то, чем международное космическое сообщество занимается по сей день.

Что запускают китайцы?

Первоначально предполагалось, что китайская многомодульная станция будет небольшой и достаточно скромной. Три модуля — базовый модуль «Тяньхэ» (станцию часто называют по названию модуля, но это не совсем верно, скорее всего, имя собственное она получит ближе к запуску) с двумя лабораторными модулями «Вэньтянь» и «Мэнтянь». Два человека экипажа, до 40 дней пребывания на орбите. Всё вместе это действительно должно было потянуть на 60 изначально запускаемых тонн полезной нагрузки. (Станции стоит сравнивать именно по весу запускаемых «пустых» модулей, буквально за пару лет работы станция «обрастает» большим количеством полезных вещей, и ее вес серьезно увеличивается.) Базовый модуль предполагалось доставить на орбиту при помощи китайской тяжелой ракеты «Чанчжэн-5» CZ-5.

Персонал Центра запуска спутников

Персонал Центра запуска спутников. Фото: Global Look Press/ChinaFotoPress/ZUMAPRESS

В целом в первоначальном варианте китайская станция не представляла собой ничего прорывного. 60 т веса — это в два раза меньше, чем у советского «Мира» (125 т) и лишь одна седьмая от Международной космической станции (417 т). Предполагалось, что станция начнет работу на орбите уже в 2022 году и проработает всего пару-тройку лет. Впрочем, пять стыковочных мест явно показывали, что у станции есть много серьезных возможностей для развития. Первая информация о китайской станции появилась еще в 2011 году. Предполагалось, что запуск состоится в 2018 году. Как сейчас мы знаем, этого не произошло.

Буквально через несколько лет китайские аппетиты выросли. Модулей осталось столько же, однако вес вырос до 80, а по некоторым источникам и до 100 т. На станции увеличилось количество панелей с солнечными батареями, появился манипулятор для работы в открытом космосе на одном из лабораторных модулей. Пусть и не такой большой, как Canadarm 2 на Международной космической станции, но вполне функциональный. Увеличились и планируемые сроки использования — с двух до десяти лет.

Совсем недавно на прошедшем в начале октября в немецком Бремене Международном конгрессе по астронавтике китайские специалисты смогли серьезно удивить всех присутствующих. Согласно презентации, китайская станция подросла до 150 т, количество модулей увеличилось более чем вдвое. Это уже больше, чем запущенный СССР «Мир» и более чем треть от Международной космической станции. Предполагается, что на китайской выставке в Чжухае (6–11 ноября 2018 года) широкой публике покажут не только отдельные модули, но и как будет выглядеть станция в начале работы и по прошествии нескольких лет.

Центр аэрокосмического контроля в Пекине во время проведения первой ручной стыковки

Центр аэрокосмического контроля в Пекине во время проведения первой ручной стыковки. Фото: Global Look Press/Zha Chunming/Xinhua

Есть и еще одно новшество. Предполагается, что на орбиту станции отдельно будет выведен автономный модуль-телескоп «Сюньтянь». Имея собственные двигатели, он будет корректировать свое положение самостоятельно, в случае необходимости сближаясь со станцией для ремонта и обслуживания. При необходимости он даже сможет с ней состыковаться. Идея хороша, большинство использующихся в настоящее время орбитальных телескопов очень страдают от поломок и невозможности осуществить ремонт прямо на орбите.

Диаметр зеркала телескопа «Сюньтянь» около 2 м, и его разрешение близко к разрешению космического телескопа «Хаббл», однако у него в 300 раз большее поле зрения. Предполагается, что за десять лет работы телескоп может отснять до 40% звездного неба, после чего уже на Земле ученые будут обрабатывать полученную информацию.

«Чужие» галеры

А зачем Китаю нужна такая большая и дорогая станция? Стоит понимать, что отношение к космонавтике в этой стране максимально приземленное и реалистичное. Китайцы словно набело пишут историю своей космонавтики, взяв за основу мировой опыт и убрав из него всё то, что не сработало и оказалось тупиковыми направлениями.

Макет китайского лунохода на выставке в Шанхае

Макет китайского лунохода на выставке в Шанхае. Фото: Global Look Press/Yang Jianzheng/ZUMAPRESS

Сейчас космонавтика Китая имеет два четко выраженных вектора с реальными целями. Первый — научиться совершать пилотируемые запуски и работать в орбитальных станциях на низкой околоземной орбите. И вот здесь многомодульная станция — это как раз финальная точка развития, показывающая насколько китайцы преуспели. Второй — отработать мягкую посадку на лунную поверхность, сделать работу на обратной стороне Луны простой и удобной. В рамках этого направления Китай строит и запускает на Луну станции, луноходы, ретрансляторную станцию «Цюэцяо» (Сорочий мост).

В итоге оба направления должны будут объединиться в одно и начать создание китайской лунной колонии. Если разбирать китайские презентации, то становится понятно, что все шаги выверены, нет лишних и ненужных движений и шанс добраться до финала очень и очень велик. В Китае очень мала вероятность, что финансирование отменят в пользу социальных обязательств, а новое руководство страны свернет проект. Именно поэтому среди держав, претендующих на отправку пилотируемой миссии к Луне, Китай имеет наибольшие шансы на реализацию.

Близок локоть

В прессе время от времени поднимается идея о совместном российско-китайском проекте орбитальной станции. Мол, китайцы нам братья, они не американцы, возьмут нас, а мы им покажем, как надо космос осваивать. У этого предложения на самом деле гораздо больше проблем, нежели реальных возможностей.

Во-первых, Китай не горит желанием брать кого-нибудь в сотоварищи и делать станцию на двоих. Для Поднебесной важно самостоятельно подойти к снаряду и «взять вес», став второй (а теперь и единственной) страной в мире, способной на создание многомодульной орбитальной станции. Кроме того, в Китае не видят особых проблем в реализации проекта, основные модули уже готовы, их тестируют и показывают на выставках. Для сравнения: Россия не может запустить лишь один, почти готовый многофункциональный модуль «Наука» более десяти лет — то нет денег, то нет возможности вычистить загрязнения, допущенные при сборке.

Модель Китайской космической станции на международной выставке высоких технологий в Пекине

Модель Китайской космической станции на международной выставке высоких технологий в Пекине. Фото: Global Look Press/Ju Huanzong/Xinhua

Есть и еще одна причина, на этот раз физического свойства — это наклонение орбиты. Китайские космодромы южнее российских, и китайская станция полетит на орбиту с более удобным для Китая наклонением, малодостижимым при запусках с российских космодромов. Российскому «Прогрессу», потратив всё топливо на смену орбиты, получится привезти на китайскую станцию не более нескольких десятков килограммов полезного груза. Использовать же китайские космодромы дорого, сложно и грозит быстрой утечкой секретных технологий.

Вот и получается, что даже при полном совпадении желаний, шансов на полноценное партнерство и сотрудничество очень мало. Впрочем, в каких-то небольших проектах Китай готов сотрудничать хоть с Россией, хоть с ESA.

Подытоживая, Китай взялся за космос всерьез. Скорее всего, уже в ближайшие три года мир увидит рождение новой многомодульной станции. И пусть перелететь с нее на МКС — задача очень энергозатратная и малореальная, стоит восхититься четкими и продуманными действиями китайской космической экспансии. Станет ли этот шаг прологом к лунной экспедиции? Увидим.

Михаил Котов. Новый «Мир»: каким будет космическое будущее Китая // Известия. URL: https://iz.ru/808694/mikhail-kotov/novyi-mir-kakim-budet-kosmicheskoe-budushchee-kitaia (дата обращения: 07.11.2018).

Вверх