Возвращение СОИ

Автор  Вторник, 14 Август 2018 17:01
Оценить статью
(1 оценок)

В США опять заговорили о космической системе ПРО.

Правовой фундамент для реализации этой программы уже создан конгрессом. Агентство по противоракетной обороне США «не против» разработки космических средств перехвата баллистических ракет, ранее предложенной американскими законодателями.

«Мы прорабатываем варианты на тот случай, если государство примет решение, что такие средства необходимы», — заявил на днях директор агентства генерал Сэмюэль Гривз, заметив, что теперь правовые основания для ведения подобных работ созданы конгрессом.

Действительно, в законопроекты о военном бюджете на 2018 и 2019 годы была включена статья о том, что агентству «разрешается» (в зависимости от внутренней системы приоритетов и потребностей в задачах ПРО) запустить разработку системы перехвата космического базирования, действующую на баллистические ракеты на активном участке траектории. Предположительно, к 2022 году первый прототип такой системы может быть продемонстрирован на практике, если не возникнет проблем с научно-техническим заделом или финансовых ограничений.

Межконтинентальная баллистическая ракета с имитационной боевой частью запускается во время оперативного испытания

Межконтинентальная баллистическая ракета с имитационной боевой частью запускается во время оперативного испытания. Фото: Global Look Press/2lt. William Collette

Система, как отмечено, должна носить «региональный» характер, что в совокупности с дискуссиями, шедшими в политических и экспертных кругах США в 2016–2017 годах, указывает в первую очередь на проблему выдающегося прогресса, который в последнее время демонстрируют северокорейские ракетчики. Однако создание средств ПРО принципиально нового типа базирования создает и глобальные проблемы.

Камешки на орбите

Космический ударный эшелон ПРО сразу вызывает воспоминания о «Стратегической оборонной инициативе» Рональда Рейгана — СОИ. На тот момент США, по крайней мере на бумаге, поставили задачу создания многослойной системы плотной обороны от равного соперника. Это вызвало довольно нервную реакцию в СССР и вынудило потратить немало миллиардов на симметричные (создание собственной ПРО) и асимметричные (выработку мер противодействия) шаги.

На этом научно-техническом заделе, кстати, неплохо продержалась ракетостроительная промышленность с 1990-х годов: современные ракетные комплексы несут на себе печать того времени, и их технические задания учитывали «перспективные средства ПРО вероятного противника».

Помимо фантастических конструкций типа рентгеновских орбитальных лазеров с накачкой от ядерного взрыва (то есть прямого нарушения Договора о космосе), в конце 1980-х в США всерьез начали рассматривать концепцию массового развертывания орбитальных платформ с небольшими самонаводящимися перехватчиками, которые должны были атаковать советские баллистические ракеты, выходящие из-под щита атмосферы. Проект получил наименование Brilliant Pebbles («Блестящие камешки»).

40-й Президент США Рональд Рейган

40-й Президент США Рональд Рейган. Фото: Global Look Press/Brian F. Alpert

Его критиковали, отстаивали, переделывали архитектуру, пересчитывали технико-экономическое обоснование. В результате он въехал в 1991 год, когда СОИ как система плотной ПРО от массированного ракетного нападения полностью утратила актуальность. На ее место пришел проект GPALS («Глобальная защита от ограниченных ударов»), чья эффективная буферность рассчитывалась исходя примерно из 200 боеголовок, атакующих континентальную территорию США. Brilliant Pebbles должны были стать ключевым элементом GPALS.

Но он тоже остался на бумаге. К 1999 году США перешли к развертыванию проекта «национальной ПРО», которая и по сей день обеспечивает лишь крайне ограниченную защиту территории США от единичных пусков. Европейский (третий) позиционный район должен был быть копией двух американских, но Барак Обама отменил планы, установив туда противоракеты SM-3, актуальные (развернутые и проходящие испытания) модификации которых пока вообще не способны противостоять межконтинентальным ракетам, а только ракетам средней дальности. Космическим ударным средствам в этих планах места не было.

Однако идеи космического эшелона перехвата остались в повестке дня и периодически (всякий раз, когда Иран или КНДР демонстрировали очередной ракетостроительный успех) всплывали в прессе и сообщениях об инициативных проектах. Это касалось как орбитальных перехватчиков, так и совсем недавних разговоров о космических лазерных системах.

Оппоненты готовы?

Многие американские эксперты критиковали и критикуют идею космического эшелона огневых средств ПРО, причем с разных точек зрения. Отмечаются и экономическая утопичность проекта, и незрелость технологий, и явно дестабилизирующий характер системы.

Последнее следует отметить особо. Космический эшелон, развернутый для уверенного поражения ракет Ирана и КНДР, как отмечают специалисты, покроет и значительные районы Евразии, включая Китай. Это сразу создает напряженность в отношениях с Пекином. Напомним, что один из районов боевого патрулирования российских подводных ракетоносцев на Дальнем Востоке, по мнению американских военных, находится в Охотском море, и в этом случае космические средства потенциально могут угрожать и ему.

Транспортно-пусковая установка межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М»

Транспортно-пусковая установка межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М». Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Как мы уже написали, космические ударные средства ПРО как идея совсем не новы и в решениях для отечественных ракетных комплексов пятого поколения («Тополь-М», «Булава», «Ярс», «Сармат») возможность развертывания противником таких систем предусмотрена. В частности, речь идет об адаптивных режимах разгона с маневрированием и настильных траекториях, при которых ракета максимально долго не выходит за пределы атмосферы в сравнении с оптимальными профилями полета. Это повышает требования к энергетике ракеты, снижает полезную нагрузку, зато увеличивает вероятность ее доставки.

Но не так давно нам показали и средство, принципиально (на текущих и перспективных технологиях) исключающее воздействие ударного космического эшелона ПРО. Это ракетно-планирующие системы с гиперзвуковыми глайдерами — например, российский «Авангард».

Глайдер после разгона не движется по баллистической траектории в безвоздушном пространстве (как в случае с баллистическими ракетами, чья нагрузка в апогее может доходить и до 1200–1500 км высоты), а ныряет назад и планирует в атмосфере на высоте всего 50–60 км. Это исключает применение орбитальных ракет-перехватчиков в том виде, как они задумывались для противодействия баллистическим целям.

Для системы типа «камешков» уже нужна другая платформа, включающая «возвращаемую часть» с теплозащитой и другими требованиями к механической прочности. Это увеличивает и усложняет конечное изделие (которых нужно очень много) и удорожает весь орбитальный оборонительный комплекс на порядок. Сложности возникают и при использовании против атмосферных целей лазеров орбитального базирования (повышаются требования к мощности, нарастает расфокусировка).

Система строится

Тем не менее, если ударный эшелон средств ПРО еще пока что выглядит гипотетически (как и в предыдущие заходы), то решение о принципиальном обновлении космического эшелона информационных средств ПРО в США принято бесповоротно.

Американские военные указывают, что архитектура нынешних орбитальных средств наблюдения в основе своей формировалась несколько десятилетий назад и в современных условиях уже выглядит архаичной, особенно при вероятном развертывании гиперзвуковых боевых средств.

Напомним, что классическая схема предупреждения о ракетном нападении выглядит как фиксация космическими средствами старта ракет с территории противника с уточнением ситуации с помощью наземного эшелона радиолокационных станций в момент, когда ракеты поднимаются над радиогоризонтом на большую высоту, то есть за 10–15 минут до попадания в цель.

Запуск сверхтяжелой термоядерной вооруженной межконтинентальной баллистической ракеты «Сармат» с космодрома Плесецк в Архангельской области

Запуск сверхтяжелой термоядерной вооруженной межконтинентальной баллистической ракеты «Сармат» с космодрома Плесецк в Архангельской области. Фото: Global Look Press/Russian Defence Ministry

Однако, как мы показали выше, в случае с гиперзвуковыми глайдерами этот алгоритм не работает: фиксация старта ускорителя ракетно-планирующей системы спутниками возможна, но имеющиеся сейчас радары ничего не увидят, пока глайдер не подойдет на подлетное расстояние 3–5 минут. При этом глайдер обладает способностью размашисто маневрировать по курсу в отличие от баллистических средств, что полностью запутывает определение не только его конечной цели на территории обороняющегося, но и самого факта нападения именно на него.

Поэтому космические средства обнаружения становятся ключевым элементом в системе обороны от противника, вооруженного глайдерами. Сходно выглядит ситуация и с обнаружением чисто атмосферных крылатых ракет с гиперзвуковой скоростью: космический эшелон здесь тоже крайне важен, так как такие изделия уже достаточно заметны (в отличие от современных «стелс-объектов», низковысотных и дозвуковых).

Это создает спутанность не только с гипотетическим ударным эшелоном ПРО, но и со средствами противодействия. В последние годы многие страны (в частности, Россия и Китай) активно разрабатывают противоспутниковые системы, эффективность которых в противодействии космическим средства ПРО (не важно, информационным или ударным) трудно переоценить. Одновременно это, в свою очередь, дополнительно дестабилизирует ситуацию: сторона, получившая удар по критическим компонентам спутниковой инфраструктуры, должна делать нелегкий выбор о дальнейшей эскалации конфликта (в этом случае не исключено, что уже и в ядерной форме).

Контекст оргштатных мероприятий

Следует заметить, что всё это происходит в условиях лобового продавливания Дональдом Трампом решения о создании в США отдельного вида вооруженных сил — космических войск. Встреченная поначалу дружным сопротивлением военных и конгрессменов, идея постепенно встраивается в рабочий процесс вашингтонской бюрократии.

Так, 7 августа кардинально изменил свою позицию один из основных в прошлом оппонентов Трампа по этой линии — министр обороны Джеймс Мэттис. «Бешеный пес», скептически комментировавший ранее тему космических войск, вдруг выступил в поддержку их создания.

Министр обороны США Джеймс Мэттис

Министр обороны США Джеймс Мэттис. Фото: Global Look Press/Kathryn E. Holm

«Необходимо впредь рассматривать космическое пространство как один из театров военных действий, и создание боевого командования — один из шагов в этом направлении, которые сейчас можно сделать. Мы полностью солидарны с президентскими озабоченностями по поводу защиты нашей космической инфраструктуры, и мы занимаемся этим вопросом в условиях, когда другие страны создают боевые средства для атаки на нее», — заявил он.

При этом Мэттис ловко уклонился от вопроса о том, говорит ли он о создании нового вида вооруженных сил (вслед за президентом) или же об укреплении имеющихся организационных структур.

Таким образом, весьма вероятно, что 11-е (космическое) боевое командование в структуре вооруженных сил будет преобразовано в шестую ветвь сил, наряду с армией США (сухопутными войсками), флотом, ВВС, Корпусом морской пехоты и Береговой охраной. Благо, как мы видим, фронт работ для него уже нарезан серьезный.

Денис Комаровский. Возвращение СОИ: в США опять заговорили о космической системе ПРО // Известия. URL: https://iz.ru/777391/denis-komarovskii/vozvrashchenie-soi-v-ssha-opiat-zagovorili-o-kosmicheskoi-sisteme-pro (дата обращения: 14.08.2018).

Просмотров: 107
Вверх